Кризис 1927 года

Кризис 1927 года Кризисные моменты в истории никогда не предвещают в реальном масштабе то, что следует за ними.

Кризисные моменты в истории никогда не предвещают в реальном масштабе то, что следует за ними. В первой половине 20 века, падению демократии предшествовали кризисные сигналы, на которые человечество часто не обращало внимания, в надежде, что вскоре положение нормализуется. До начала второй мировой войны, демократия предоставила несколько примет, касающихся ее врагов. В Румынии, демократия вступила в кризис в феврале 1938 года, когда король Кароль второй упразднил политические партии, разработал новую конституцию и установил собственный диктаторский режим.

Однако момент 1938 года возник не внезапно. Кризис румынской демократии начал проявляться в 1927 году, в решающий год в политической истории Румынии. В том году скончались две выдающиеся политические личности, король Фердинанд первый и либеральный политический деятель Ион И.К. Брэтиану, оба со значительными заслугами в создании Великой Румынии. Межвоенной Румынии никогда не удалось преодолеть шок этих потерь, которые будут означать для института монархии быстрое ухудшение его имиджа и для Национал-либеральной партии, партии Брэтиану, начало периода волнений и расколов. Кроме того, 1927 год принес новую проблему политическому классу и румынскому обществу: обеспечение престолонаследия, наследником Фердинанда будучи его пятилетний внук Михай.

Флорин Мюллер, преподаватель современной истории румын на Историческом факультете бухарестского университета рассказал о том, как пострадала монархия в результате смерти короля Фердинанда первого.

«Кончина короля Фердинанда первого имела особое значение в румынской истории. После кончины короля открывается то, что в ту эпоху называлось «закрытым вопросом». Речь идет об акте от 4 января 1926 года, когда Кароль, сын Фердинанда, отказался от своих прав наследника престола. В результате кончины короля Фердинанда, вопрос престолонаследия оставался нерешенным. Регентство было временной структурой, подобием монархии, которое не решало вопроса сущности этого института румынского государства. Король Фердинанд не отличался авторитарным стилем, подобным стилю Брэтиану или своего сына Кароля второго. Но он создавал впечатление солидности и стабильности монархии. Монархия при короле Фердинанде не имела отклонений к абсолютной власти, как при Кароле втором. Можно упомянуть и тенденции к авторитаризму королевы Марии, но они не были настоящей сущностью монархии Фердинанда.»

Кончина Брэтиану не была преодолена Национал-либеральной партией, которая оказалась неспособной найти ему достойного преемника. Эту неспособность можно объяснить манерой Брэтиану осуществлять власть в партии, считает Флорин Мюллер.

«Ион Брэтиану является фактором-генератором и распорядителем демократии либерального типа. Он позволял ограниченную демократию, в рамках, разработанных Национал-иберальной партией, в том смысле, что реформы должны были быть осуществлены на верхнем уровне. Исполнительная власть принимала решения над законодательной властью. В 20-х годах, главная характеристика румынской политической жизни, которая будет иметь последствия и в следующие годы, состоит в ее сверхперсонализации. Ион Брэтиану сосредотачивает в себе очень много власти, лидеры Национал-либеральной партии осуществляют большую власть, по сравнению с канонами демократической системы. Брэтиану, своим личным стилем, не позволил создание либеральной политической элиты в классическом смысле слова. Можно упомянуть его преемника у руководства партии, И.Г.Дуку или его брата, Винтилэ Брэтиану, но они не могут быть сравнимы с ним.»

Кризисом либералов воспользовалась Национал-цэрэнистская партия, созданная в 1926 году, в качестве оппозиции либеральному режиму. Кончина Брэтиану и кризис либералов привели эту партию к власти в 1928 году, на фоне большой симпатии. Но этой партии не удалось умерить излишки авторитаризма, самыми видными будучи злоупотребления короля Кароля второго.

«Политико-идеологическая ставка Национал-цэрэнистской партии была реальной, в том смысле, что члены этой партии обращали многими аргументами внимание на олигархическую власть Национал-либеральной партии. Однако Национал-цэрэнистская партия отличалась левой, псевдореволюционной риторикой, которая не соответствовала очень ясно долгосрочным ожиданиям румынского общества. Предполагая, что эти псевдореволюционные тенденции были ликвидированы характером Юлиу Маниу, Национал-цэрэнистская партия имела еще одну проблему, а именно вопрос  реставрации, возвращения бывшего принца Кароля в страну и его провозглашение королем. Создается параллельный полюс власти с полюсом Национал-цэрэнистской партии, пришедшей к власти в ноябре 1928 года, который собственно подрывает эту партию. Интересно то, что Национал-цэрэнистская партия и в первую очередь Маниу занимают двойственную позицию по отношению к реставрации. Маниу, в отличие от Дуки и Национал-либеральной партии, был за пересмотр акта от 4 января 1926 года. Однако  лидер Национал-цэрэнистской партии хотел этого пересмотра в демократических канонах, при соблюдении демократии будущим королем. А Кароль никогда не давал заверений и не осуществил на практике того, что хотел Маниу: соблюдение конституционных принципов.»



www.rri.ro
Publicat: 2017-02-19 15:21:00
Vizualizari: 139
TiparesteTipareste