Театр и антидепрессивная терапия

 Театр и антидепрессивная терапия Хотя для многих из нас зимние праздники - период радости и беззаботности, для других - это лишь повод глубже погрузиться в депрессию.

Хотя для многих из нас зимние праздники - период радости и беззаботности, для других - это лишь повод глубже погрузиться в депрессию. Это древнейшее психическое расстройство, кажется, в наши дни намного более распространённое, наверное, из-за разнообразных вызовов современного общества. Положение серьёзное, так как, согласно Международной организации здравоохранения, депрессия - главная причина ограничения способности к труду на мировом уровне, и страдает от неё каждый шестой человек. А в Румынии, только в 2015 году было зарегистрировано миллион случаев депрессии. Так как в наличии нет более новых статистик, можно лишь представить настоящую ситуацию сегодня. Однако после того как долгие годы румыны достаточно неохотно говорили о депрессии и стремились получить лечение, с какого-то времени, положение, кажется, начало меняться, сказала нам психолог Флори-Ана Бузилэ.

«Существует определённая недосказанность, но одновременно я заметила, в том числе среди своих пациентов, в моём кабинете, что с социальной точки зрения, психолога стали принимать. Люди, кажется, более открыты к психиатру, но и в этом случае, речь идёт о недопонимании, так как многие считают, что только «сумасшедшие» обращаются к психиатру. Но может случиться так, что у нас пострадало равновесие на уровне мозга, и это нас выбивает из нормального функционирования. Принимать подходящее лекарственное лечение - наш шанс возвратиться к нормальности. Иначе мы можем носить с собой вполне излечимое заболевание, которое ухудшиться без лечения, а качество нашей жизнь упадёт».

            Так как симптоматологию депрессии легко спутать с другими состояниями, такими как грусть или уныние, для точной диагностики необходимо обратиться к врачу. Но очень часто, даже страдающие от депрессии люди не осознают чётко, что с ними происходит. Они лишь чувствуют продолжительный период - больше двух недель - усталости, упадка сил и способности сосредоточиться, а также нарушения сна или аппетита. Флори-Ана Бузилэ:

«Эти симптомы могут продлиться два месяца. Когда это происходит, необходимо ответственно подойти к ситуации - это в нашем же интересе, обратиться хотя бы для получения оценки, чтобы понять, страдаем ли мы депрессией или нет, или помочь близкому человеку, с которым это происходит. Другие симптомы - это сложность сосредоточиться и принимать решения, которые раньше принимались легко. А также чувство собственной никчёмности, самодискредитация и глубокое чувство вины (я чувствую себя виноватым за всё). Дело может дойти до мыслей о смерти или самоубийстве, на основании, что, таким образом, избавлюсь от проблем. И здесь уже необходимо вмешательство специалистов, так как ясно, что в одиночку не вылечишься.»

Помочь страдающим депрессией понять, что с ними происходит, но, главным образом, способствовать проявлению сочувствия к страдающим со стороны здоровых людей, может театр. Вдохновенный экспериментом под названием Кошка Шрёдингера, проведённым физиком Ервином Шрёдингером, чтобы доказать парадоксы квантовой механики, Алекса Бэкэуану написала драматический текст под тем же названием, режиссером которого стал Александру Берчану. Пьеса была поставлена на сцене театра. Кошка, вместе с закрытым пузырьком яда помещается в ящике. Если в ящике обнаруживается радиация, пузырёк будет разбит, а освободившийся яд убьёт кошку. Квантовая механика подсказывает, будто бы кошка одновременно и живая, и мёртвая. Однако, когда мы смотрим в ящик, мы видим кошку или живую, или мёртвую. Алекса Бэкэуану рассказывает о парадоксах собственного текста:

«Я использовала этот анекдот Шрёдингера как метафору: человек  и живой и мёртвый когда страдает от депрессии или боязливости. Мы попытались что-то сделать, чтобы немного принести эти состояния в свет прожектора. Это сыграло даже некоторую терапевтическую роль и для актёров, участвующих в проекте, которые имели возможность глубже подумать об этих темах».

В Румынии, области психического уделяется меньше внимания, чем в других странах, считает Алекса Бэкэуану. Это было выявлено, в том числе в ходе обсуждений с группами, в ходе документации. Поэтому, театральная пьеса может обратить внимание не только на запущенную проблематику, но и на страдания людей рядом с тобой, или даже на твои собственные страдания, о которых ты мало что знаешь. Поэтому, пьеса «Кошка Шрёдингера» - в том числе и приглашение к состраданию. Алекса Бэсэуану:

«Иногда, здоровые люди склонны  уменьшать страдание остальных, если оно не налицо. Депрессия и боязливость не явные страдания. У них есть и физические симптомы, но не всегда. Да, спектакль - призыв к состраданию. И мы надеемся, что он сработал. Также для людей, которые страдают или проходили через это, мне кажется, очень полезно понять, что они не одни, и что депрессия - это не конец света, хотя многие именно так и думают. На самом деле, положение может улучшиться, при условии, что человек обращается за помощью».

Кажется, приглашение привело к ожидаемым результатам. Алекса Бэкэуану о реакциях зрителей:

«Я обрадовалась, когда увидела, что на спектакле люди смеются. Я не хотела навести депрессию на зрителей, даже если речь идёт о депрессии. Хотелось, чтобы в спектакле было как можно больше юмора. Несколько человек, с которыми я общалась после спектакля, сказали, что, в принципе, они узнали себя в увиденном. Людям кажется, что лишь они одни проходят через этот опыт, и поэтому им стыдно об этом говорить или обращаться за помощью. Поэтому, во время спектакля, многие, возможно, почувствовали облегчение, увидев, что и другие через это проходят, и особенно узнав, что всё это поддаётся лечению.»

Безусловно, театр не может заменить лечение, но помогает в процессе познания и самопознания, говорит психолог Флори-Ана Бузилэ:

«Говоря конкретно о театре, с моей точки зрения, ценность театрального акта в котором речь идёт о депрессии, заключается в повышении осознанности данной проблемы. Если я смотрю пьесу, в которой персонажи проявляют чувства и говорят вещи, которые мне очень знакомы, начинаю с ними отожествляться. А если я знаю, что эти персонажи страдают депрессией или депрессивными симптомами, понимаю, что и со мной происходит то же самое, и уже некоторое время. Поэтому, театр как инструмент сенсибилизации и информирования играет важную роль, но он не вылечивает болезнь. Я должен принять ответственность и посмотреть, какова подходящая формула лечения для меня лично». 



www.rri.ro
Publicat: 2019-01-16 15:57:00
Vizualizari: 73
TiparesteTipareste