Коронавирус и гендерное насилие

Коронавирус и гендерное насилие Еще с начала пандемии и введения первых ограничений на передвижение весной прошлого года появились сигналы, что домашнее насилие усилилось по всему миру. Страны-члены ЕС, в том числе Румыния, не были исключением.

Еще с начала пандемии и введения первых ограничений на передвижение весной прошлого года появились сигналы, что домашнее насилие усилилось по всему миру. Страны-члены ЕС, в том числе Румыния, не были исключением, а женщины сталкивались, в определенных отношениях,  с более значительными трудностями, чем обычно, как расссказала нам Андрея Русу, исполнительный директор Центра ФИЛИА, ассоциации по защите прав женщин:

«В Румынии в первые 9 месяцев года были зарегистрированы более 20 тысяч случаев побоев или других видов семейного насилия. Кроме того, число звонков по единому номеру вызова скорой помощи 112 было на 18% больше, чем в тот же период 2019 года. Одновременно, число звонков по зеленой линии, предоставленной Национальным агентством за равенство шансов для женщин и мужчин, где женщины могут получить информацию о службах, в которые они могут обратиться в случае насилия, удвоилось в период режима чрезвычайного положения. Кроме того, женщины сталкивались и с другими препятствиями. К примеру, для того, чтобы подать из дому заявление о запросе на защиту, им был необходим доступ к интернету, компьютеру и принтеру. А ведь хорошо известно, что в Румынии положение с доступом к интернету в сельской среде или менее благополучных зонах очень плохое. Многочисленные женщины просто не имеют в доме необходимых для этого технологических средств».

В период режима чрезвычайного положения с марта по май, когда свобода движения была строго ограничена, многие женщины были практически блокированы в доме вместе со своими агрессорами, не имея возможности уйти или обратиться за помощью. Одновременно, помимо того, что запрос на защиту должен быть передан онлайн, некоторые трибуналы закрылись или ограничили свои рабочие программы. В большинстве случаев, у подвергавшихся насилию женщин создалось впечатление, что в тот момент приритетом стало общественное здравоохранение, а безопасность подвергаемых насилию женщин перестало представлять значение для властей. К этому выводу пришли неправительственные организации. Андрея Русе рассказывает более подробно:
«Многие из тех, с кем это организации работают, вернулись домой к своим агрессорам или остались блокированными в той же квартире, либо потому что боялись выйти из-за вируса, либо потому что из-за присутствия агрессора они не могли больше разговаривать с другими. В других странах были изысканы способы, за счет которых жертвы домашнего насилия могли обратиться в полицию или управления по социальной помощи. Когда ты в квартире вместе с агрессором, трудно связаться с неправительственной организацией или с бюро социальной помощи, чтобы рассказать, что ты переживаешь.  Не всегда эти пострадавшие могут звонить по единому номеру 112 и не всегда их звонок считается срочным случаем».

В подобных условиях жертвы получали все-таки определенную помощь при помощи цифровых технологий. Как смогли принять участие гражданские или неправительственные организации, которые обычно помогали этим женщинам? Рассказывает Андрея Русу:

«Дискуссии перенеслись в большинстве случаев в онлайн-среду, с теми жертвами, которые имели доступ к ней. По этоу причине число посетителей специальных сайтов наших коллег из других ассоциаций увеличилось. Были также проведены несколько кампаний онлайн; они в этот период пандемии помогли пострадавшим. Однако, к сожалению, женщины, которые живут в неблагополучной среде, которым не известны какие-либо НПО, были в одиночестве, а их возможности были ограничены или вообще не существовали».

Хотя во всем Европейском союзе число жалоб, связанных с домашним насилием, увеличилось, страны-члены реагировали по-разному в противостоянии злоупотреблениям. Европейский институт гендерного равенства разработал исследование о последствиях коронавируса для жертв домашнего насилия. В чем состоит основная информация, поступавшая вскоре после введения карантина во многих странах ЕС, мы узнали от представителя института Вероники Коллинз:

«Во Франции, за одну лишь первую неделю, произошел рост на 32% жалоб, связанных с домашним насилием. В Литве число этих жалоб увеличилось на 20% в течение трех недель, по сравнению с тем же периодом 2019 года. Это первые две поступившие к нам цифры. В случае Литвы, данные происходят от полиции, а в случае Франции данные были опубликованы в газетах. У нас нет еще полного доступа к солидной информации от властей стран-членов, наше исследование основывается главным образом на правительственных инициативах по защите женщин от насилия и обеспечения им доступа к службам поддержки. Первоначально,  в некоторых государствах произошел спад сообщенных случаев насилия, вероятно из-за того, что жертвы были изолированы вместе с агрессорами и не могли ни выходить, ни звонить».

Из этого же исследования вытекают и причины, по которым в кризисных ситуациях, таких как данная пандемия, умножаются случаи домашнего насилия. Вероника Коллинз: «Причины, которые привели к этому росту домашнего насилия, многочисленны. Одной из них является экономическая нестабильность, которая приводит к повышенной напряженности в семье. Если жертва не является независимой с финансовой точки зрения для нее становится еще труднее выйти из подобного положения, в условиях общей экономической ненадежности. Кроме того, стресс и состояние беспокойства и страха могут привести к повышенному употреблению алкоголя, что является ещё одной причиной роста насилия».

Хотя некоторые государства приняли меры по защите жертв домашнего насилия в этот период, исследование Европейского института гендерного равенства отмечает, что недостаточно обстоятельственного вмешательства, но необходима интегрированная стратегия, применимая при любом типе кризиса.


www.rri.ro
Publicat: 2021-01-20 17:52:00
Vizualizari: 87
TiparesteTipareste